Консультации   ·   Книги   ·   Аудио


Жалость к другим: защита и предательство любви

Если вам бывает жаль до слез — неважно кого, — близкого, щенка, или героя фильма, — эта статья для вас.

Периодически клиенты приходят на консультацию с этим облаком переживаний, где вина, жалость и любовь сливаются воедино. Иногда человеку становится важно разобраться в своих чувствах, чтобы вырасти эмоционально и сделать следующий шаг.

Сегодня попытаюсь выразить, что удалось накопать в ходе таких совместных исследований. Это тонкие психологичные материи. Обычно об этом не говорят. Это чувствуют. Поэтому язык местами — образный.

Есть такое мнение, кажется об этом говорил еще Кастанеда, что жалость к другим — это такой метастаз жалости к себе. Мои наблюдения подсказывают, что разница все-таки есть. Жалея себя, теряешь энергию (об этом я говорил в прошлый раз). Жалея других, можешь получить приток энергии — мотивацию для заботы.

Жалеть себя значит объявлять себя жалким и требовать жалеющую материнскую любовь от другого, кто жалким не является. Это устремление довериться покровителю. Если покровитель рассержен, его можно разжалобить слезами — и переключить на уничижительную заботу.

В жалости же не к себе, а к другому есть что-то конструктивное и светлое. Нам жалко святое и одновременно беззащитное — то, что заслуживает спасения. Святое значит ценное. Беззащитное значит в опасности. Поэтому чаще всего жалко животных и детей.

Такова логика души. Под душой я, как обычно, подразумеваю психику.

Взрослого человека тоже бывает жалко, если в нем прослеживается этот состав беззащитной святости. Это может быть, например, добрый, заботливый, но наивный родитель.

Обратите внимание, никто не жалеет самостоятельных, уверенных в себе людей. Жалко беззащитных и невинных. Например, пострадавшего щенка. Он сам по себе кажется чистым и беспомощным. Но щенка будет жаль вдвойне, если он еще и ручной и ласковый. Здесь свято-беззащитное — и сам щенок, и его наивное доверие к тебе. Доверие хочется спасти и уберечь.

На другой стороне жалеющий себя стремится довериться покровителю, чтобы чувствовать безопасность и комфорт. Поэтому бывает жалко даже не самого человека, а это его детское доверие. Не хочется доверие предавать. Вроде как, мы же «в ответе за тех, кого приручили»…

Поэтому порой заботишься о человеке не потому, что любишь, а потому, что он любит тебя. Чужое доверие кажется безусловной любовью — особой ценностью, которую и хочется сберечь. Это твоя собственная потребность в безусловной любви.

Пространство заботы и любви

Я анализировал жалость к себе со многими клиентами, и обнаружил, что почти каждый бессознательно верит в особое идеальное пространство заботы и любви. Ты настраиваешься на на него где-то в глубине души. Ты подключен к этому светлому пространству, пока сам заботишься и любишь.

Если ты не пожалел щенка, значит «виноват» — больше не имеешь право на пространство заботы и любви. Оно закрывается — и твой персональный мир темнеет, из него удаляется программа взаимовыручки. Мир начинает казаться холодным и жестоким, а ты сам черствеешь.

Нам жалко свой идеализм, жалко рушить детские сказочные надежды, жалко себя наивного, маленького, верящего в безусловную любовь. Это ребенок внутри нас защищает свою надежду на свет. И его хочется спасти.

Нам жалко тех, кто заботится о нас без явной для себя выгоды. На фоне безжалостной реальности их забота — священна. Хочется ее оправдать и спасти.

Здесь жалость — это страх предать нечто святое в своей душе. И там же в душе этот свет противопоставляется тьме. Это словно хрупкий цветок жизни и любви посреди равнодушного хаоса. Ты чувствуешь, что в мире ему не место — слишком мир грубый и беспощадный. Спасти этот цветок означает утвердить жизнь, превзойти холодную бездушную реальность.

Когда жалеешь человека, хочется, чтобы тот был счастлив, чтобы хрупкий цветок любви выжил и расцвел. Хочется спасти его, и поместить в рай, где он расцветет.

Жалость может сопровождать тревожное предвкушение вины. Ты еще не загубил цветок, он в твоих руках. А если уже загубил, чувствуешь вину — предал пространство заботы и любви. Вина побуждает исправиться, чтобы вернуть право на любовь.

Повторюсь, я говорю здесь не о каких-то объективных законах жизни, а только об иррациональной логике души.

Наверное, вы замечали, себя жалеют несравнимо чаще, чем других. Обнаружить беззащитную святость в другом человеке непросто. Ты видишь поверхность: его взрослое тело, видишь как бестолково он поступает. Его внутреннее, сокровенное остается от чужих глаз сокрытым. Поэтому как бы упорно он сам себя ни жалел, тебе его не жалко.

А вот глубину своей души чувствуешь. Хотя бы смутно. С той стороны фонит нечто священно хрупкое — твой внутренний ребенок. Его хочется спасти.

Иногда жалость путают с презрением. Воспринимаешь человека как «жалкое ничтожество». Но тебе его вовсе не жалко.

Презрение испытываешь, когда чужая жалость к себе кажется неуместной. Может, в глубине души, ты тоже хочешь жалости, но запрещаешь ее себе. А человек рядом себя таким запретом не сковывает, и несдержанно себя жалеет. Вот и хочется ему сообщить: «соберись, тряпка!». То есть чужая несдержанность раздражает, когда сам себя сковываешь.

Жалость к себе — это детская позиция: «я имею право на любовь, потому что маленький и хороший».

Жалость к другим — позиция повзрослей: «я имею право на любовь, потому что и сам забочусь».

Жалость к себе — здоровое чувство для ребенка. Но вредна во взрослой жизни.

Умеренная жалость к беспомощным — здоровое чувство в любом возрасте.

Игорь Саторин

Чтобы прояснить свою уникальную ситуацию основательней, вы можете пройти со мной консультацию по скайпу. Условия и подробности по этой ссылке.

Благодарю тех, кто не ограничился формальными "спасибо", а внес реальный вклад в развитие progressman.ru!


Рассказать друзьям:

Progressman.ru на Youtube:

21 комментарий

Комментарии проходят проверку модератором.

  1. Жалость — нормальное чувство. И по отношению к себе, и по отношению к любому другому живому существу (будь-то ребенок, взрослый или животное). Но иногда она может быть полезна и продуктивна, a иногда вредна и опасна. Разница только в дозе).. и в степени осознанности.
    Совершенно нормально иногда осознанно жалеть и поддерживать другого человека (или себя), когда плохо, заболел, устал итп. Но жалость, повторяющаяся изо дня в день, и превращающайся в бесконечное бессознательное соплежуйство и манипуляции — никому не пойдет на пользу.

      1. комментарий тоже был про то, чем она является (в моем понимании), а не о дескридитации или оправдании.

  2. Эта статья кажется мне сложнее других… и особенно хочется применить к ней термин «эссенция»..
    «Презрение испытываешь, когда чужая жалость к себе кажется неуместной. Может, в глубине души, ты тоже хочешь жалости, но запрещаешь ее себе. А человек рядом себя таким запретом не сковывает, и несдержанно себя жалеет. Вот и хочется ему сообщить: «соберись, тряпка!». То есть чужая несдержанность раздражает, когда сам себя сковываешь.» — я прямо застыла на несколько секунд, почему я раньше не видела, что не из хороших совсем побуждений хочется кого-то так подстегнуть, мол, соберись…
    Да… Игорь, спасибо.

  3. Возможно жалость к другим через призму жалости к себе становится причиной, по которой человек постоянно «спасает» мир, бессознательно индульгируя через гуманитарную помощь, как модель поведения, вместо того, чтобы вкладываться в свое близкое окружение временем и вниманием.

  4. Я о людях (к животным это не относится)…
    «…Жалость к другим — позиция повзрослей: «я имею право на любовь, потому что и сам забочусь»…» — Если только это не подмена… не желание утвердиться в собственном превосходстве, состоятельности, силе… над другим человеком.
    Это примерно, как с гордыней. — Возвысить себя за счет принижения другого.

  5. Некоторые люди терпеть не могут, когда их жалеют. Это происходит потому, что они тщеславны и боятся выглядеть в глазах других жалкими… Никому не пожелаю в качестве авторитета Кастанеду.

  6. «чужая несдержанность раздражает, когда сам себя сковываешь.»
    эта фраза развязала большой непонятный узел в моём самоанализе. причём совсем не в аспекте жалости.
    спасибо!

  7. Как мне кажется, жалость к другим и жалость к себе, это несколько разные вещи. Жалость к себе — это обострённое чувство несправедливости. Обсуждалось уже где-то в статьях. Жалость же к другим, основывается на со-чувствии, умении переносить на себя беду или горе другого человека. Умение проецировать. Недаром гов

  8. …говорят, что богатые люди оторваны от жизни, им не понять простых людей. Извиняюсь, отправил раньше времени, нажал не ту кнопку.

  9. Моя жалость всегда возникает, чтобы посмаковать чувство собственного величия. Я «большой», «самостоятельный», «могучий», — а Он маленький, слабый, беззащитный. Тоже чувство возникает при жалости к себе. В глубине души, одна часть упивается самодовольством, а другая упивается страданием. Два в одном — еще лучше, и проще,- не надо тратить время на поиски «кого бы пожалеть.»

    1. Может поэтому мужская любовь такая… урезанная что ли.. зачастую это просто смесь физического голода, жалости и благодарности

        1. От перечня эмоций, формирующих чувство «любовь» в усреднённой эмоционально-чувственной раскладке. Не помню первоначального автора, но встречается часто в интерпретациях поп-психологии с разными названиями и деталями, а по сути без существенных изменений

        2. А вот то, что это вас триггернуло, несмотря на контекст сомнения «может» и «что ли» в моей интерпретации, это тоже интересно

Добавить комментарий для Лея Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.