Консультации   ·   Книги   ·   Аудио


Реальные сны

реальные сныВ моем восприятии одна из главных хитростей психологического консультирования заключается в том, чтобы увидеть проблему клиента, как разновидность сновидения – навеянного морока, который помогает развеять сторонний специалист. В этом смысле работа толкового психолога – это такая «просветляющая» ум деятельность. Она, сокращая дурман иллюзий, отрезвляет, или в ином смысле, пробуждает от психического сна. О том, что это за сон я уже начинал говорить в прошлой статье, а сегодня тему раскрывать продолжаю немного с другого ракурса. Если ваш ум смущают сомнения в реальном, можно все нижеописанное воспринимать, как аллегорию.

Вы когда-нибудь задумывались о критериях реального? Что именно отличает реальность от иллюзии? Каким образом реальность становится реальной в наших глазах?

Можно сказать, что реальность сна иллюзорна, потому что она не то, чем кажется. Зыбкая и неустойчивая, она как бы дурачит нас, прикидываясь твердой реальностью дня, побуждая к серьезному отношению со всем арсеналом «взрослых» эмоций, пока мы в нее верим. Во сне мы путаем реальность физического мира с хрупкой картиной сновидения.

И все же, пока мы спим, реальность сна не вызывает подозрений, ее имидж поглощает так же всеохватывающе, как и образы привычной жизни. И лишь по пробуждению морок рассеивается – и все проблемы, возникшие во сне, уходят вместе с ним. Но до тех пор, пока сон длится, он кажется реальным и принимается всерьез.

Момент, который я здесь хочу подчеркнуть – это глубокая уверенность сновидца в происходящем. Будучи во сне, он как бы «знает», что находится в реальном мире. И вот здесь приходится констатировать, что все его твердое знание есть ни что иное, как крепкая вера.

Ночью мы верим в реальность сна, днем – в реальность повседневности. И вера эта в сущности идентична. Мы просто принимаем происходящее, как должное, словно с этим миром априори все ясно. Ни ночью, ни днем у нас к реальности нет никаких вопросов. Вплоть до пробуждения – аналогичный драматизм и накал страстей. Остается некритично-самозабвенно поглощаться грезами.

То есть, мы «знаем», что дневная реальность реальна точь-в-точь так же, как «знаем», что реальна реальность сна, пока она снится. У нас нет никаких объективных критериев «реального». Мы попросту верим в этот мир. Глубоко, бессознательно, убежденно. И называем свою твердую веру знанием.

О веревках и змеях

Химеры По сути сон отличается от повседневности лишь своей неустойчивостью. Сны – преходящи. Но и наша жизнь в контексте космических сроков не более устойчива. Все, что мы знаем, пройдет. И если устойчивость мира говорит о его подлинности, тогда, наш мир реален в такой же относительной степени, как и мир сновидения.

На progressman.ru эту идею я уже озвучивал в статье о бессознательном: «Можно убежденно «знать» все, что угодно. Но сама эта убежденность имеет мысленную структуру. По-настоящему мы ничего не знаем, потому что наша уверенность в чем бы то ни было – это только крепкая безусловная вера.».

Клиентам я часто привожу известную аналогию, где человек увидевший веревку, принимает ее за змею и переживает неподдельный страх. Он «знает» настолько твердо, насколько вообще способен, что перед ним смертельная опасность. Она для него реальна.

Роль психолога заключается как раз в том, чтобы клиента от его беспокойных снов пробудить. Задача эта непростая, потому что большую часть сновидений нам показывают в «кинотеатре» бессознательного, откуда до поверхности сознания «эхом» доносится лишь некое фоновое настроение, какая-то смутная боль за себя и свою жизнь.

И здесь почти все сводится к тому, чтобы суметь увидеть корень проблемы. Если есть опыт исследования личных психических глубин и хватает чуткости прислушиваться к собственному нутру, можно быть самому себе психологом. В каком-то смысле это равносильно тому, чтобы стать объектом собственного исследования.

Чтобы нацелить внимание на источник переживаний, могут подойти такие вопросы: «Что я сейчас чувствую?», «О чем думаю?», «Что я сейчас «знаю» о своей жизни?» Проекции рассеиваются при их прямом осознании, и реальность освобождается от той драмы, которой ее застилали, навеянные умом сновидения.

Где все эти «реальные» события?

реальные сны Примеров рассеивания психических снов в жизни каждого предостаточно. В такой, навеянной грезами «реальности», расставания становятся концом света, или пустым, бессмысленным будущим. Чужая смерть принимается за собственную. За чьим-то невовлеченным спокойствием грезится холодное, предательское равнодушие. Небольшие победы навевают сны о собственном величии. Мимолетные ошибки побуждают верить в галлюцинации о личной низкосортности. И т.д., и т.п.

В таком ключе вся наша повседневность – все та же иллюзия, потому что она, подобно сновидению – не то, чем кажется. Мы принимаем химеры своего ума за реальные события. Можно сделать оговорку и сказать, что иллюзорно лишь наше отношение к жизни, а сама жизнь реальна. Но дело в том, что мы не знаем жизни за пределами собственного к ней отношения.

По пробуждению мы осознаем, что сон – иллюзия, потому что навеяли его себе сами. А чем отличается дневная повседневность? Где все эти «реальные» события? Здесь и сейчас в этот настоящий момент вся наша уверенность в событиях происходящей реальности – это все те же грезы. Мы спим наяву и нам снится наша жизнь – снятся события, отношения, мы сами себе снимся.

Разоблачать жизнь, как это делают буддийские монахи и отшельники-йоги вплоть до стадии просветления никто не обязан. Интенсивность практики каждый волен выбирать самостоятельно. Кому-то суждено нестись впереди паровоза, кому-то проще, вообще, «не заморачиваться». Но, как я это вижу, актуальная стадия проработки для каждого – те самые бытовые события и переживания, которые воспринимаются, как проблемные.

И даже тысячи отрезвляющих облегчений от взломанных иллюзий большинству из нас недостаточно, чтобы ощутить эту вопиющую шаткость личной убежденности в том, что реально, а что нет. Мы лишь меняем одно сновидение на другое – в лучшем случае более-менее реалистичное. Как-то так видимо и пролегает «местный» земной путь душевного взросления. От детских иллюзий движемся к утонченным, и далее – к «осознанным сновидениям».

© Игорь Саторин

Другие статьи по этой теме:

Чтобы прояснить свою уникальную ситуацию основательней, вы можете пройти со мной консультацию по скайпу. Условия и подробности по этой ссылке.

Благодарю тех, кто не ограничился формальными "спасибо", а внес реальный вклад в развитие progressman.ru!


Рассказать друзьям:

Progressman.ru на Youtube:

72 комментария

Комментарии проходят проверку модератором.

  1. Кирилл, что-то мне не по себе от идеи «просто подождем, что будет дальше», у меня на намек Игоря другая позиция: я понятия не имею как все будет обстоять и это действительно так. Поэтому на « что дальше?» уместнее всего не растворять свой ум до кефирного состояния «все ништяк», а готовить свое высшее я ко встрече с Неведомым. Как-то сомнительно, что такая встреча закончится доброжелательно, если Неведомое не усмотрит во мне силы достойные уровня обращения ко мне на равных. Получается задачи на это воплощение – раскапывать свою основу, на которую взращивать личную силу и безупречность

  2. Максим, а может быть такое, что Вы готовите «высшее я» ко встрече с Неведомым и не замечаете, что оно уже присутствует?)
    Да и как можно подготовиться к встрече с «с тем, не знаю чем».?)))

  3. Светлана, опять таки замечательный намек) Способность взаимодействия с Неведомым и устоять при этом, возможна лишь при условии растворения его, слияния с ним или иначе — осознание его. Получается, если встреча с Неведомым – это самый окончательный «выпускной» экзамен, то степень готовности к экзамену – уровень и способность осознания. Вновь все зацикливается на осознанности)

  4. Почему-то есть подозрение, что следующий текст уже будет здесь лишним, он смахивает на просто какое-то взращивание своего сверх Эго, но всеже, раз уж поперло допущение любых личных идей, без попыток соответствовать чужому описанию мира…
    Если допустить, что Неведомое – это таже иллюзии мира сновидения Брамы, то в чем тогда моя личная свобода? Осознавая Неведомое принадлежащее другой сущности, разве это не ловушка для моей свободы? Есть ощущение, что Брама может подкидывать предметы для осознания бесконечно, а я, как отдельная сущность, рискую погрязнуть в этом процессе осознавания всевозможных форм. Если я духовная сущность заключенная в материальный мире сновидения Брамы, то личная свобода – это стать отдельным, независимым от этого сновиденческого мира. Тогда добавляется еще цель (помимо обретения своей личной основы, и наращивание на нее личной силы и безупречности) — это не попадаться на удочки всяких сущностей, запитывающихся от меня энергетикой моего сознания.

  5. Максим, ожидание встречи с Неведомым, которое может не усмотреть что-то там, и тогда втреча не сулит ничего хорошего — это ж ваша иллюзия. Да, тонкая и духовно продвинутая, но иллюзия. Видимо, так для вас сейчас лучше и легче жить. А мне вот надоело, я не хочу больше иллюзий. Хочу знать прямо сейчас — что тут происходит вообще? ))))

  6. Согласна с Максимом!
    И тогда, пребывание в реальных или не совсем снах, является по сути, Жизнью в нынешнем воплощении и подготовкой к переходу в Неведомое. Осознание и приятие этого факта помогает каждой сущности сделать свой собственный выбор, куда устремиться душой: вверх, к царству просветленного духа, или вниз, где будут обитать, поддавшиеся темным мыслям.
    Напоминает параграфы святых учений и писаний, не правда ли? А кто доказал, что Библия является вымыслом?
    Читая подобные статьи, всякий раз радуюсь тому факту, что человечество не перестает решать дилемму о первозданности яйца или курицы. Современным языком, всё чаще апеллируя к разуму (наука подтянется!). Это вселяет надежду и веру в эволюцию человека!

  7. Спросил Оракул «что дальше?», Оракул ответил: Когда мы следуем собственным решениям снова и снова, мы обретаем целостность.
    По мне так ответ очень даже соответствует нашей теме независимости)

  8. Светлана, я так вижу, если в мире всё обстоит так, как мы сегодня обсуждали, то я это увидел так, что я трачу свои силы на поддержание чьего-то чужого мира, хотя мог бы энергию тратить на личные цели. Видится, что выбор свободы, это выбор ответственности самому стать Творцом, заниматься созиданием своего мира.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.