Консультации   ·   Книги   ·   Аудио


Счастье и успех, жизнь и смерть

Мы приучены измерять жизнь событиями и вещами. Поэтому оцениваем себя и других по деньгам. Словно жизнь — такая финансовая игра, где побеждает 1%, а все остальные — несчастные неудачники.

В этой напряженной игре особенно важны последние минуты. Предполагается, что на смертном одре можно горько жалеть об упущенных возможностях — и это означает глобальное поражение. А можно покидать мир удовлетворенным достижениями — это знаменует победу в жизни.

Иногда этой предсмертной рефлексии (о достижениях и упущениях) придают такое значение, будто на смертном одре разыгрывается билет в вечный рай, а вся жизнь только этим минутам и служит.

А что если ты не доживешь до этих минут? Концовка может оказаться внезапной. Ждал развития сюжета, но вдруг пошли титры. Комедия закончилась на пол пути к успеху.

Если планируешь стать счастливым и начать жить когда-нибудь по достижению очередной вершины, то скорей всего жить не начнешь никогда.

Заметьте, как слепо мы верим, будто счастье — это такой событийный расклад. Вроде как, нужно просто урвать все необходимые ингредиенты — и приготовишь из них бесконечную радость. Так мы подменяем реальное переживание счастья его сухими декорациями.

То есть бывает счастье реальное, которое переживаешь. А бывает счастье декоративное постановочное, за которым гонишься.

Если ты был успешен и заполучил внешние атрибуты счастья, то действительно испытываешь мимолетную радость просто потому, что веришь, будто счастья достиг. Такое самовнушение. А потом вскрывается правда — счастья в декорациях нет. Только удобство.

Но жажда декоративного счастья так просто не отпускает. Начинаешь думать, будто — это декорации не те — для счастья нужно больше и лучше.

Пока декорации не соответствуют твоим меркам счастья, ум производит недовольство, а ты всерьез веришь, будто с твоей жизнью — что-то не так. И гонка продолжается.

Причем критерии декоративного счастья — каждый год все строже во всем мире. Счастье прошлого поколения обесценивается до нуля.

Живем по меркам средневековья, как цари, но по-прежнему уверены, что чего-то еще не хватает. И порой этой нехваткой создаем себе чудовищные страдания. Словно бежишь по минному полю, а замедляться нельзя — можно не успеть к финишу в числе победителей.

В этой популярной системе координат эталон счастливой уверенности — абстрактный накачанный олигарх, или его сексапильная возлюбленная. А чем дальше от эталона, тем декоративного счастья меньше.

В реальности даже хилый ботаник может быть счастливей, потому что счастье и понты — не одно и то же. Счастье зависит не от положения в пространстве. Счастье — это согласие со своим положением. Ведь не каждому дано быть мускулистым героем. Миру нужны художники, ученые, строители.

Уверенный в себе человек — тот, кому не стыдно быть собой. В том числе собой несовершенным.

Чисто технически, конечно, удобней быть сильным, умным, красивым и обеспеченным. Но это не гарантирует ни уверенности, ни счастья.

Можно расширить словарный запас, обучиться ораторскому искусству, записаться к стилисту, купить абонемент в спортзал — и остаться неудовлетворенным. А можно неделями не ходить в душ, не менять одежду, наплевать на чужое мнение, чтобы посвятить всего себя любимому делу.

Можно быть подкачанным, прилизанным, с иголочки наряженным несчастным нарциссом. А можно быть хилым, неряшливым, чудаковатым и «сумасшедшим», но счастливым ученым.

Красиво декорированная коробка конфет не делает содержимое вкусней. Разве что силой самовнушения, пока не вскроется правда.

Твои недостатки — не проблема. Проблема — иллюзорные чудовища — безрадостные мысли, внушающие, будто твоя жизнь — некачественная, потому что ты не взял победной планки. Ведь только она «докажет», что ты — не кусок дерьма, а достойный человек. «Только так» ты получишь признание и тебя отпустит этот вечный голод по лучшему. Достигаешь успеха – получаешь пожизненный штамп качества — теперь тебе можно быть собой. Так и быть.

Все проблемы и терзания можно свести к неумению просто жить здесь и сейчас. Все время куда-то рвемся, чего-то ждем. Никак не можем оставить себя в покое. Пытаемся наладить и улучшить. Чтобы однажды, наконец, начать жить. На progressman.ru этой теме я посвящал отдельную статью.

Жизнь кажется такой знакомой. Кажется, всегда будет примерно то же самое. Живешь теплым чувством вечного продолжения. Будто впереди — бесконечные встречи и праздники. Будто жизнь есть всегда по умолчанию и никогда не закончится. Поэтому забываешь о своей главной игре.

Говорят, Стив Джобс рассматривал каждый день как последний. А другого времени, чтобы жить у нас нет. Об этом полезно себе напоминать, когда забываешься и начинаешь переживать о достижениях. Мир не особенно нуждается в наших победах. Он просто живет.

Можно добиваться, достигать, побеждать. Это повышает качество жизни. Но все это просто мини-игры. Когда принимаешь их всерьез, начинаешь нервничать из-за мелочей. Жизнь — твоя главная игра. Каждый день может оказаться последним.

Мы страшимся потерь, потому что они пробуждают ото сна. Обнажается правда: у нас нет никакого реального будущего. Это буквально бросается в глаза. Будущее — это зыбкая мысль. Мы не можем вырваться из настоящего, потому что вырываться некуда. Этот миг — все, что у нас есть.

Мы боимся потерь еще и потому, что нас беспокоят незаконченные истории. Нам нужны завершенные гештальты в духе: и жили они долго и счастливо — и умерли в глубокой старости. И с этим вроде как все в порядке — история завершенная.

А если человек был молодой, даже семьи не завел, а только-только занес руку, чтобы запустить луч своего жизненного успеха… И вдруг упал. И больше не встал. Такая печальная история. Жалко его и грустно. Вроде как, на кой черт такая бессмысленная жизнь была нужна?

Такой взгляд — это все та же попытка подогнать свою жизнь под идеальный шаблон. И если красивой, законченной истории не случилось, то печаль беда.

Если человек ушел молодым, как воин в битве, для самой жизни это предельно естественно. Когда умирает прекрасное, в этом есть какой-то мистический контраст. Смерть подчеркивает жизнь. Обостряет каждый миг. Обнажает пронзительную красоту момента. Вот жизнь цветет, рвется ввысь… И вдруг исчезает. Возвращается в вечность.

Когда завершается что-то старое, полуживое — это обыденно, в порядке вещей. Когда обрывается прекрасное… Это словно белая скатерть — и по ней разливаются красные капли крови. Поэзия духа. Как японская каллиграфия. Каждый штрих — законченная история.

Тебе казалось, ты живешь в обыденности, и вдруг видишь, что этот миг — чистейший холст существования. По нему реальность рисует твою жизнь.

И больше не надо требовать хэппи-енда. Потому что каждый иероглиф — завершенное творение. Каждая секунда — законченная история.

Мы на поле боя. Жизнь цветет и пышет в этой битве. И мы чудом остаемся живы.

Красота не должна завершаться каким-то будущим прекрасным финалом. Она уже сейчас происходит. В каждом мгновении.

Можно планировать большую историю: построить империю, совершить подвиги, создать семью, завершить все дела, и когда нам будет по сто лет — уже на пенсии покинуть мир — такой хэппи-енд.

Но за нашими плечами уже — сотни завершенных идеальных историй — прекрасные в своем драматизме и счастливые: дни, минуты, мгновения, неуловимые настроения и мысли. Каждый миг — целая жизнь.

Мы путники. Шагаем по неизвестности. Чистый дзен. Живем в этом мистическом миге. Он завершается каждую секунду. Это и есть реальная жизнь. Она невесома. Как сон, который может оборваться в любой миг.

Игорь Саторин

Чтобы прояснить свою уникальную ситуацию основательней, вы можете пройти со мной консультацию по скайпу. Условия и подробности по этой ссылке.

Благодарю тех, кто не ограничился формальными "спасибо", а внес реальный вклад в развитие progressman.ru!


Рассказать друзьям:

Progressman.ru на Youtube:

7 комментариев

Комментарии проходят проверку модератором.

  1. Очень классная статья. Самое странное, что, хотя все и бегают за успехом, но именно неудачи и тяжелые вещи дают пищу для размышлений и хоть какое-то прояснение в картинке мира.

  2. Как однажды сказал один известный сатирик, просивший называть его писателем — не существует счастья, есть лишь радость. В оригинале «абсолютная радость», но что это такое, я не представляю. На мой скромный взгляд, статья, как и некоторые другие, переводит взгляд с одной иллюзии на другую, меняя методы достижения того, чего не существует. Как в известной пословице — «перед смертью не надышешься», невозможно обмануть свою суть, жизнь человека — это путь, то есть, — движение. Невозможно закончить дела, чего-то достичь, потому как достижения не являются целью, цель здесь — непрерывное безостановочное движение, которое стимулируется маяками «счастья». Смерть означает остановку. Большой вопрос, который меня волнует: были бы мы теми кем есть, если бы люди однажды стали абсолютно самодостаточными пещерными сидельцами, довольствующимися тем что есть?

    1. В статье описываю подход, с которым любые потери воспринимаются легче, и каждый день проживается как самодостаточный. Выработался при общении с двумя типами клиентов: первые что-то потеряли, вторые боялись не успеть заполучить.

      Спасибо за комментарий!

    1. Как вариант, можно завести дневник, куда будете выражать свои мысли, чувства, оттенки и нюансы настроений. Чтобы смутное неясное в уме становилось четким.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.