Консультации   ·   Книги   ·   Аудио


ЧСВ II

Обычно чувство собственной важности (далее «ЧСВ») рассматривают как явление деструктивное, но в то же время избавляться от него никто не спешит. ЧСВ приравнивают к гордыне и самоутверждению, осуждают и называют чуть ли не главным препятствием для душевного роста. Я и сам в одной из ранних статей на progressman.ru говорил о ЧСВ, как о чем–то однозначно бесполезном. И если воспринимать ЧСВ как смесь эгоизма, самоутверждения и спесивой гордыни, то выигрыш от него действительно сомнительный. Но так ли тут все однозначно? Ведь если бы ЧСВ и вправду было настолько очевидно невыгодной чертой нашей жизни, вряд ли мы бы так крепко за него держались. В общем, сегодня – о противоречивости этого неоднозначного явления.

Выгода и убыток ЧСВ

В психологии есть такое понятие – «вторичная выгода», которое используют, когда говорят о скрытой позитивной стороне какого-то в целом негативного явления. Так, например, больной не спешит выздоравливать, пока в силу своей болезни получает желанную дозу внимания и жалости. Точно также и в потакании чувству собственной важности есть свои явные и скрытые выгоды.

По своей сути внешние проявления ЧСВ сводятся к действиям, за которые мы надеемся понравиться другим. Так вот, изначально ничего порочного в этом желании нет. Это действительно выгодно. Ведь, когда нас ценят и любят, к нам по попросту хорошо относятся: нас приглашают, ждут, нам помогают, с нами сотрудничают, наше общество других радует.

Эта сторона внешнего проявления собственной важности – просто один сплошной «подарок»! Чем выше наша ценность в глазах окружающих, тем сильней нам стараются угодить. Эта очевидная невинная закономерность сама по себе не приносит никаких проблем. А проблемная сторона ЧСВ – в другом. И она вполне отделима от выгодной. Надо только уметь их различать и фильтровать.

В чистом виде наша важность для других – это вполне естественное проявление личной силы, за которую нас ценят и любят. Но беда в том, что эта любовь – настолько приятна и желанна, что помимо естественных проявлений своей важности, мы начинаем фабриковать искусственные, надеясь таким образом выдоить из окружающих как можно больше «лайков» – уважения и любви.

Естественная личная сила – это следствие реальных качеств. А вот наигранная личная «сила», вскормленная чисто ради повышения личных рейтингов – это уже следствие потребности в халявной и зачастую незаслуженной любви окружающих. Почувствуйте разницу. Искусственный имидж создается на потеху самолюбию, а выдается за нечто истинное и спонтанно проявленное. Естественная личная сила отличается от наигранной – как дешевая никудышная подделка от качественного подлинника.

Проблемная сторона ЧСВ в отличие от выгодной – многогранна и заковыриста. Нам важно, чтобы общественность нас замечала, любила и ценила. Мы на это подсаживаемся, и начинаем использовать свой имидж, чтобы нравиться другим чаще, сильней и стабильней. Именно эта жажда интенсивной общественной любви и приводит к разнообразным проблемам.

Проблемы ЧСВ

Одна из любимых ипостасей ЧСВ – хвастовство. Проявляется как прямая самореклама для вызова общественной зависти и восхищения. Когда окружающие самостоятельно замечают наши сильные стороны, это выглядит естественно, а вот когда мы начинаем хвастать, и сами предумышленно демонстрируем другим свои заслуги и способности, общественность чувствует какой–то подвох, словно ее пытаются наколоть.

Хвастун как бы набивает себе цену, чтобы при помощи своих маневров поиметь от других как можно больше ценностей – внимания, любви, баксов и прочих сервисов за бесплатно. Поэтому хвастунов не любят и ставят на место, чтобы те перестали раздуваться, и пудрить окружающим мозг своей саморекламой.

Еще одно наглядное проявление проблемной стороны ЧСВ – понты. Проявляются также, как и хвастовство. То есть – это все тот же личный пиар с целью привлечь к себе максимум всеобщего внимания, но с таким как бы пацанским оттенком принадлежности к касте альфа-самцов. Понты выглядят чуть менее по-детски наивно, чем открытое хвастовство, поэтому на них покупаются немного чаще.

Кидая понты, мы претендуем на то, что все наши важные замашки, престижные знакомства, гламурные шмотки и внешние данные – вовсе не намеренная охота за халявной общественной любовью, а такое как бы – непринужденное проявление врожденной крутизны. Более-менее зрелая личность всегда явно или подспудно чувствует, как перед ней понтуются, и дарит в ответ не любовь, а в лучшем случае – равнодушие. Поэтому понты по своей сути невыгодны.

Одна из самых извращенных форм самолюбия – самоутверждение. Те же лживые гримасы за чужой счет, но в данном случае нацелены не столько на общественную любовь и обожание, сколько на принижение чужих достоинств, чтобы на фоне боли окружающих ощутить свое величие.

Сюда же можно отнести всевозможные игры в учителей, высокомерие, тщеславие, звездную болезнь, снисходительность, зависть, критику… Список получился бы длинным – оттенков и проявлений у ЧСВ великое множество (на progressman.ru с недавнего времени по этой теме даже появился отдельный раздел). Главное – уловить суть. Какой бы сладкой ни казалась награда, ложь ее не окупает, потому что поддержка искусственного имиджа неизбежно заковывает психику в болезненное напряжение.

Ложь и правда

ЧСВ IIНам так нравится, когда нас любят, что мы постоянно слегка забегаем вперед. Где-то преувеличиваем качество своих сильных сторон, где-то и вовсе врем. Набивая себе цену, можно приврать о достатке, победах и заслугах, а затем это вранье приходится как-то поддерживать, потому что разоблачение лживой завышенной ценности грозит унижением, позором, а главное – отказом в общественной любви.

С материальными ценностями все более-менее просто – их можно подсчитать, и постараться не врать о подсчитанном. А вот с душевными качествами сложнее – они подсчетам не поддаются. И здесь важна чуткость – способность чувствовать, где и как мы выставляем себя в лучшем свете раньше времени. Если бы мы видели собственную ложь, то не смогли бы так ловко себя дурачить. Чаще всего мы лжем себе и другим на грани бессознательного. И тут нет иного выхода, кроме как внимательно вглядываться в собственные мотивы, памятуя о возможных последствиях «сделки с лукавым».

И ведь это совершенно нормально – желать любви. Но искусственные бессознательные акции по саморекламе слишком часто выходят боком. Когда вместо желанной любви снова и снова получаешь обратное – нелюбовь и недоверие, стоит задуматься. Люди не любят, когда перед ними выделываются, и по-настоящему ценят искренность, даже если явно этого и не признают.

В общем, здоровое самолюбие основывается на реалистичном имидже, который выражает правду. Но порой нелегко отличить естественные проявления личности от невротичных. Даже если ценят заслуженно за реальные данные, искушение увеличить дозу чужого внимания может быть крайне утонченным. Это чем-то напоминает нарастающее пристрастие к азартным играм, когда «игрок», начиная с маленьких ставок, не замечает, как ему сносит башню, и увязнув по уши в кредитных отношениях со своей совестью, он становится заложником чужого мнения.

Я не утверждаю, что самореклама вообще – бесполезна и вредна. Опасны ее бессознательные версии, когда не осознаешь последствий, а раскрутка происходит под влиянием самолюбования. А вот сознательный пиар своих талантов может в итоге привести к выгодному сотрудничеству – например, к искренним и стабильным отношениям.

В конечном итоге мы абсолютно все делаем для себя, даже, когда стараемся другим понравиться. Эдакий взаимообмен. Но бывает нелегко признать за своими мотивами даже здоровые формы эгоизма, потому что он традиционно является предметом всеобщего осуждения. Здесь, как и с ЧСВ имеет смысл отличать зерна от плевел.

А вообще, внешние проявления внутренней силы – это вовсе не чувство собственной важности. Ведь ЧСВ – это не событие, а переживание. Иногда мы и сами не замечаем, как нравимся другим без каких-либо дополнительных стараний. В этом и состоит секрет привлекательности. Наверное, у каждого есть такой опыт, когда старания понравиться потенциальному партнеру к успеху не приводили, и напротив, расслабленная естественность неожиданно выставляла собственную персону в лучшем свете.

Все же, какой бы здоровой и реалистичной ни была самооценка, это все еще тот уровень, на котором психическая боль до конца неустранима. Судя по всему, полное «избавление» может принести только духовное просветление. Но относительный душевный покой – состояние, которого может добиться почти каждый.

Затрагивая эту тему, хочу снова напомнить, что ЧСВ полезно выслеживать и постигать прежде всего в себе, а не в окружающих. Необязательно воспринимать это, как серьезную практику. По сути это походит на непростую, но увлекательную игру, которая многому учит.

Касаемо темы, скажу, что я сознательно избегаю афишировать свои фото. Хочу я этого или нет, некоторые читатели меня незаслуженно идеализируют, потому что не понимают, как легко казаться умным и ловким на страницах блога – тут есть время для маневров. При новых оффлайн-знакомствах я не рассказываю о своих значимых увлечениях. Мне больше импонирует реакция на живого реального человека без виртуальных иллюзий.

Но искушения остаются. Смайлик.

© Игорь Саторин

Другие статьи по этой теме:

Чтобы прояснить свою уникальную ситуацию основательней, вы можете пройти со мной консультацию по скайпу. Условия и подробности по этой ссылке.

Благодарю тех, кто не ограничился формальными "спасибо", а внес реальный вклад в развитие progressman.ru!


Рассказать друзьям:

Progressman.ru на Youtube:

155 комментариев

Комментарии проходят проверку модератором.

  1. Ли ла, прыжок с парашюта — это не психологический страх, а вполне реальная физическая угроза. Психологический страх высоты, если он прям совсем мешает жить можно преодолеть безопасным проживанием высоты, чтобы понять, что страх психологический. Но там вообще основа то не в высоте. Страх то не высоты. А лезть на рожон, чтобы побороть страх — глупость и как раз игры того самого ЧСВ.

    Все что я могу утверждать, основано на опыте. Остальное я предполагаю. Утверждаю, а не вещаю истину.
    А это вообще играет какую-то роль?))) Человеку либо созвучно либо нет.

    Матвей, что за средневековая чушь?)))

  2. Я тут подумал вот что. То что я пытаюсь манипулировать другими людьми, выставляя желаемый им образ — это не проблема. Проблема в том, что у меня есть такая потребность. В том что мои отношения слабы и в них нет доверия. Я боюсь, что если покажу лишка , то меня категорически отвергнут. Я и сам многое в себе не люблю и было бы глупо искренне верить, что другие это полюбят. Однако, что обычные смертные могут полностью перестать играть в эти игры хотя бы с некоторыми людьми. Но для этого им необходимо создать между собой такие отношения, где нет ничего неприемлимого, где царит абсолютная толерантность к существу другого в его естественности. А для того, чтобы такие отношения были возможны хотя бы теоретически — необходимо перестать играть в прятки с собой, вывернуть себя наизнанку со всеми потрохами. Вот я, например, с ОГРОМНЫМ трудом могу представить, что смогу когда нибудь себя полюбить и принять со всем, что я скрываю от других. В голове не укладывается даже.
    Вот ещё! Что касается ЧСВ, то, наверное, если каким — то чудом человек обретает долгожданные искренние , теплые отношения с другим(хотя бы одним) человеческим существом ( абсолютно даже неважно какого пола) , то от этого он, наверное, получит такое большое внутреннее удовлетворение и радость, что красоваться перед остальными ему и не захочется. Отчаянная жажда, наверное, превратится в предпочтение. Нравлюсь — приятно, не нравлюсь — значит на это есть причины и нет повода особо переживать.

  3. Дмитрий: «Вот я, например, с ОГРОМНЫМ трудом могу представить, что смогу когда нибудь себя полюбить и принять со всем, что я скрываю от других. В голове не укладывается даже.» — в голове и не уложится)) зато в сердце… огромное пространство, а в общем нужно меньше думать и … полюбить, несмотря на ЧСВ, недостатки, неуклюжесть и пр.) Это только «кажимость», что что-то не можешь — все дело в привычке)

  4. Матвей Петрачков, вряд ли Таисию можно воспринимать всерьез)) хотя кто знает?!

  5. Дмитрий, нет, не получится спрятаться в отношениях от своих страхов. Страх быть нелюбимым и отвергнутым — отрава для любых отношений.
    Но может случится так, что именно отношения станут той точкой из которой начнет расти естественность.
    Любовь — это просто слово.
    Бывает с человеком так легко и комфортно, что можно спокойно быть любым, каким угодно. Собой или изображать что-то (одно и то же, в общем). В любом случае, в близких отношениях ориентир на чувствование друг друга, взаимопроникновение, а не оценка и поверхностность. Когда просто тепло вместе.
    Такая абсолютная простота. Не поиск себя в другом, не ожидание чего-то.
    И это не всегда радость и удовольствие. Это все. Как жизнь — это все.

  6. Эгоисты как правило любят себя, вместо того, чтобы любить меня и ЧСВ таких людей сильно гипертрофировано, но благодаря виртуальному пространству можно на них не обращать внимания, в интернете есть много хороших релаксирующих книг, особенно юмористических, прорвёмся.

  7. Очень интересную штуку нашел ! Это Из поэмы Хуана Де Ла Круса «Тёмная ночь души»

    О некоторых несовершенствах духовных, которые имеют начинающие в том, что до привычки к заносчивости.

    1. Так как сии начинающие чувствуют себя столь ревностными и прилеж­ными в вещах духовных и упражнениях благочестивых, то от этого преуспеяния -хотя истина есть, что вещи святые сами по себе смиряют — из-за их несовершенст­ва рождается в них частенько известная отрасль высокомерия оккультного, отку­да является в них некоторое довольство своими трудами и самими собой. И отсю­да же рождается в них известная прихоть или тщеславие (и часто больше тщесла­вие) разговаривать о вещах духовных в присутствии других, и даже бывает больше поучать их, чем учиться у них, и осуждать их в сердце своём, когда те не следуют манере благочестия, которой придерживаются они сами, и даже иной раз высказывать это осуждение на словах, уподобляясь фарисею, который хвастал, восхваляя пред Богом свои труды и презирая мытаря (Лк. 18,11-12).

    2. И таковым бес частенько наращивает рвение и похотение вершить всё больше те и эти дела, и добродетели, потому что этим наращиваются их заносчи­вость и высокомерие. Ибо очень хорошо знает бес, что все эти дела и добродете­ли, которые творят, не только не стоят ничего, но скорее обращаются в порок. И некоторые из них приходят к такому злу, что не любят, чтобы казалось добрым отличное исходящего от них; и так, делом и словом когда приходится, осуждают и клевещут, выглядывая шерстинку в глазу брата своего и не замечая стропила в собственном; отцеживая чужого комара и проглатывая своего верблюда (Мт. 7,3 и 23,24).

    3. Иной раз также, когда их учителя духовные, — яко суть исповедники и прелаты, — не одобряют их духа и образа действий (ибо те жаждут, чтобы оценили и похвалили их дела) судят, что они не разумеют их духа или что они не духов­ны, потому что не одобряют чего-то и не снисходительны к ним. Итак, тотчас же­лают и озабочиваются тем, чтобы иметь дело с другим учителем, который соглаша­ется с их вкусом ; так как обычно хотят обсуждать духа своего с теми, кто пони­мает, что должно ценить и нахваливать их дела, и бегут, как от смерти, тех кто их поправляет, чтобы поставить на путь верных, и даже иной раз озлобляются на них.
    Чванясь, обычно предполагают много, но делают мало.
    Имеют иной раз похотения, чтобы другие понимали их дух и их набож­ность, и ради этого демонстрируют иногда свои побуждения, воздыхания и про­чие церемонии; а иногда некие восторги — больше на публике, чем втайне — в ка­ковых помогает им бес, и имеют утешение, когда их кто-нибудь понимает, а часто — жадность к таковому утешению.

    4. Многие желают предстоять и пользоваться расположением вместе с ис­поведниками, и отсюда рождаются у них тысяча завистей и беспокойств. Стыдят­ся открыто говорить о своих грехах, так как не считают себя меньше своих испо­ведников, и суетно подкрашивают их, чтобы не казались столь злыми, больше рассчитывая на извинение, чем на обвинение. И, бывает, ищут другого исповед­ника чтобы поведать злое, потому что этот другой не думает, будто они причаст­ны какому-либо злу, но — только добру; и так всегда любят говорить ему о добром, и порой в таких словах, чтобы оно казалось скорее большим, чем меньшим, с же­ланием казаться добрыми, яко хочет /бес/, чтобы больше смирения (как мы сказа­ли) было бы погублено, и жаждет, чтобы ни он и никто другой не имели бы его в чём-либо.

    5. Также некоторые из них почитают свои ошибки за малость, а порой без­мерно печалятся, видя себя впавшими в них, думая, яко они уже суть святы, и раз­дражаются на самих себя с нетерпением; что является еще одним несовершенст­вом.
    Часто связывают с Богом великие притязания, чтобы им избыть свои несо­вершенства и недостатки,- больше ради того, чтобы оценивать себя без озабочен­ности о таковых и /пребывать таким образом/ в покое, чем ради Бога; несмотря на то, что если избудут их, то, вероятно станут ещё более заносчивыми и чванными.
    За врагов почитают тех, кто хвалит других, и за друзей тех, кто их хвалит; в чём уподобляются девам безумным, которые, имея светильники свои угасшими, ищут масла вовне (Мт. 25,8).

    6. Этими несовершенствами некоторые достигают обретения многих ещё более заметных и многого зла в таковых. Однако, иные обретают больше, иные меньше, а некоторые — только первые побуждения или того меньше; и насилу най­дёшь неких из этих начинающих, которые в период своего рвения не впали бы во что-нибудь из сказанного.

    Однако те, которые в этот период пребывают в совершенстве, ведут себя совсем по-другому и с весьма отличной температурой духа; так как они пользуют и созидают со многим смирением, не только собственные дела почитая за ничто, но и с весьма малым довольством собой. Всех остальных почитают за много луч­ших, чем они сами, и питают к ним святую зависть, с жаждою служить Богу так, как они. Потому что, чем большее рвение вносят и чем большие труды вершат и находят в них вкус, как пребывающие в смирении, тем больше узнают то великое, что Бог дарует [ и то малое,
    что они делают для Него]; итак, чем более вершат, тем менее удовлетворя­ются. Яко таково есть то, что милосердие и любовь хотят совершить ради Него, что всё сделанное кажется ничем.

    И столь их вовлекает, занимает и пропитывает сия забота любовная, что никогда не замечают про себя, делают остальные или не делают; а ежели замеча­ют, то всё в убеждении, как сказал, что все остальные лучше их. Откуда, обрета­ясь в малости, имеют желание, чтобы и остальные также почитали их за малых, и чтобы уничижали и не уважали их дела.
    И больше того, даже когда их хотят похвалить и оценить, никоим образом не верят сему, и кажется им странным говорить о них что-то хорошее.

    7. Таковые, со многим спокойствием и смирением лелеют велие желание, да научатся чему-либо могущему быть полезным. Совершенно противоположно тем, о которых мы сказали выше, яко те желают сами поучать каждого, и даже ко­гда кажется, что они чему-то учатся, таковые хватают слово с уст /говорящего им/, как будто уже знают его.

    Эти же, далеко отстоя от желания быть учителями кому-либо, весьма ско­ры на то, чтобы оставить путь, по которому шли, и встать на другой, если им это велят, потому что никогда не думают о себе, что успешны в чём-либо.
    Радуются, когда хвалят других; об одном лишь сожалеют,- что не служат Богу так, как они.

    Не жаждут говорить о своих делах, поскольку держат их за малость, так что даже своим учителям духовным стесняются говорить о них, — ибо кажется им, что не таковы дела эти, чтобы удостоиться разговора о них.
    Больше готовы говорить о своих недостатках и грехах или о том, что, как они понимают, не принадлежит к их доблестям; и так склоняются больше к тому, чтобы вести речь о своей душе с тем, кто за малое почитает их дела и их дух. Ка­ковое /качество/ принадлежит духу бесхитростному, чистому и истинному, и мно­гоугодному Богу. Потому что, как только замирает в сих душах дух премудрости Божией, тотчас они понуждаются и склоняются к тому, чтобы хранить свои внут­ренние сокровища в тайне, а вовне выпячивать своё злое. Ибо даёт Бог смирен­ным, в придачу ко прочим доблестям, сию благостыню, в которой отказывает за­носчивым.

    8. Отдают таковые кровь своего сердца тому, кто служит Богу, и содейст­вуют, сколько имеют сил тому, что служит. В несовершенствах, в кои впадают, претерпевают со смирением и /мягкостью/ духа и со страхом любовным Божиим, уповая на Него.

    Однако, понятно /из сказанного/, что таких душ, которые от начала движут­ся путём такого рода совершенства, суть меньшинство и притом очень маленькое, так что мы довольны уже тем, что они не впадают в вещи противные; оттого-то, как расскажем после, помещает Бог в Ночь тёмную тех, кого хочет очистить ото всех этих несовершенств, чтобы вести их вперёд.

  8. Да, спасибо. Особенно хорошо прочитать с утра.
    Прочитать и увидеть себя — как есть в зеркале, не впадая в очередной раз…

  9. Не знаю, читали вы, Игорь, Трансерфинг- Вадима Зеланда или нет, но то, что используете эту информацию грамотно это факт. Статья написана из собственного опыта автора, по крайней мере по первому ощущению — после прочтения. Лично из своего опыта, скажу, что ЧСВ приближается к нулю, со стремлением человека к развитию, к пониманию природных процессов, при стремлении отличать ложь от правды. Однако до самого нуля понизить ЧСВ удается лишь единицам, да и нужно ли совсем снижать до 0 ЧСВ — это еще тот вопрос. Когда мозг у человека работает естественно и на его работу не влияет деза из СМИ, которая мешает мозгу нормально функционировать, тогда и ЧСВ у такого индивида не мешает жить и развиваться не испытывая проблем во всех аспектах жизни. Вот кстати моя статья на эту тему: more-experience.net/psichology/kogda-lyudi-v-nashej-strane-nachnut-vklyuchat-svoi-mozgi.html

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.