Без рекламы

Благодарю тех, кто не ограничился формальными "спасибо", а внес реальный вклад в развитие progressman.ru!

Опросы

Что вам ближе?

  • Правда, какой бы она ни была безжалостной. (63%, 258 Голос.)
  • Что-то усредненное. (32%, 131 Голос.)
  • Идеалы и мораль, какими бы насильственными над личностью они ни были. (5%, 22 Голос.)

Голосовавших: 411

Загрузка ... Загрузка ...

Любимая глава

любимая главаНастроения писать новые статьи пока нет (хоть некоторые темы отчаянно просятся…), поэтому сегодня я решил схалтурить, и снова порекламировать роман «Механический бог», выложив здесь еще одну из любимых глав.

Оцепенение

В день озарения (записано неделю спустя)

Очнувшись, я почувствовал, что не могу пошевелиться. Я едва ощущал тело, но мышцы лица работали. Разлепив глаза, я понял, что голова слегка запрокинута назад таким образом, что я толком даже не видел на чем сижу. Перед глазами была пустая серая стена.

– Ты успел проснуться. Как здорово, что мы побеседуем! – я узнал слащавый бархатный голос Велиала Маммоновича – главы корпорации TotalRobotics. Создавалось впечатление, что говорил он сквозь натянутую улыбку.

– Где я? – не смотря на общее онемение конечностей, говорить было легко.

– Тэо, ты – у самого порога революции познания! – ответил голос. И в этот момент в обзоре видимости появился высокий толстяк в парадном костюме мастеров братства. Несмотря на тучную фигуру, Велиал Маммонович передвигался быстрыми уверенными движениями.

– А зачем было меня так сковывать? Я что, опасен?

– Мы не можем рисковать, Тэо. Таких, как ты у нас больше нет. Мы обязаны оберегать тебя, даже против твоей воли.

– Это вы называете оберегать? – я обвел взглядом предполагаемый контур своего тела, – мне что, угрожает опасность?

– Мальчик мой, сейчас – ты в полной безопасности. Хотя… – толстяк сощурил глаза и повертел головой, – не совсем так. Лукавлю.

– То есть?

– Баф, подойди! – на фоне серой стены появился еще один человек с пугающе знакомым лицом.

– Тэо, знакомься – Бафомет Питонович, мой помощник.

– Очень рад! – сказал вежливо человек в белом халате со свежими пятнами крови, и помахал мне рукой.

Мне вдруг стало тревожно от собственной беспомощности. Но я не хотел выдавать свои переживания, и постарался изобразить дружелюбие.

– Жаль, не могу подать вам руки, – начал было я. – Особенно вам, Велиал Маммонович. Я читал Ваш очерк «Праведность повелителей»…

Толстяк тут же вышел из обзора видимости – наверное, эта тема его мало интересовала.

– Баф, введи Тэо в курс дела. Только не увлекайся, – сказал он отстраненным голосом.

Человек в халате подошел чуть ближе. Он был невысоким и худым как жердь, из его подбородка торчала неказистая козлиная бородка, а на узком лице застыла гримаса насмешливой невменяемости. Казалось, для целостности образа не хватало разве что маленьких рожек. «Должно быть, это он… меня вчера усыпил, – понял я».

– Тэо, дружок, – начал говорить Бафомет Питонович, – в общем-то, никаких объяснений мы тебе давать не обязаны.

– Ты это брось, – вмешался толстяк. – Объясни парню нормально, зачем он здесь. Обращайся по-человечески, – он еще может пригодиться.

От этих слов я ощутил какое-то холодно-липкое облегчение. Звучало так, словно я – это такой полезный расходный материал.

– Велиал Маммонович, я просто издалека начал, – оправдался человек в белом халате.

– Тэо, – продолжил он. – Я лишь хотел сказать, что тебе не нужно беспокоиться. Мы все продумали за тебя. Я понимаю, пока звучит не вполне понятно. Сейчас я все расскажу.

– Про смерть не забудь рассказать! – прозвучал голос толстяка откуда-то из-за спины.

– Конечно, Велиал Маммонович!

Тела я не ощущал, но вдруг почувствовал, как где-то под головой во мне что-то опустилось, и колючей щекоткой начало источать тревогу.

– Тэо, – продолжил Бафомет Питонович, – мы знаем, что ты знаешь про 2И. И это – хорошая новость! Твой папа сэкономил нам уйму времени. Он, конечно же, рассказал тебе, что 2И потребуются годы, для адаптации к сознанию обывателя. Но ждать так долго мы просто не в силах. Вот представь, скажем, перед тобой – красотка, идеал мечты, который ты искал всю свою жизнь. Она уже раздвинула ноги, приглашая тебя в эдем своих объятий. Но… вас разделяет неприступная прозрачная стена с таймером. Двенадцать лет – это же целая вечность! Мы бы с ума сошли ждать так долго. Следишь за мыслью?

– Вам не терпится кого-то оттрахать, – подытожил я.

– Метко подмечено! – ответил Бафомет Питонович. – И… мы нашли спасение! Оказывается, мозги у всех людей работают по-разному. Нет необходимости ждать пока 2И научится подстраиваться к любому человеку вообще. Дело в том, что 2И вещает на определенных частотах. Тэо, ничего, что я так образно? Может, тебе ближе технический язык?

– Да, нормально, – ответил я. – Пока понятно.

– Замечательно! Тогда я продолжу. Мы обнаружили, что нам не обязательно ждать двенадцати лет. 2И способен уже сейчас налаживать относительно стабильную связь с отдельными особями, у кого мозг работает на схожих частотах. Но вот беда, мы провели сотни тестов. Ни у кого из тестируемых коэффициент совпадения не превышал и двух процентов. А нам нужно минимум сорок восемь! Но вот, к нашему счастью, твой папа зачем-то решил проверить самого себя. Если бы ты знал, что мы тогда почувствовали! Целых двадцать четыре процента! Михаил мог работать с 2И, но не смог принимать его ответы. Двадцать четыре – это невероятно. Но этого было слишком мало. Мы до сих пор не выяснили в чем тут дело, но что-то в ваших генах 2И определенно нравится. Мы вышли на ваших кровных родственников. Помнишь тебе недавно провели антивирусный апдейт церебрального имплантата? Разумеется, никакого вируса не было и в помине. Мы проверяли частоты твоего сознания. Это был шок. Девяносто семь процентов! У тебя, Тэо. Понимаешь?

– Вы были в шоке, – сказал я.

– Да. И вот теперь ты удостоен чести быть с нами. Ты будешь – нашим проводником. К сожалению, Тэо, мы будем вынуждены погрузить тебя в состояние комы. Но… не беспокойся. Мы будем поддерживать жизнь в твоем теле до самого конца. И есть небольшой шанс, что по прошествии двенадцати лет, ты выживешь! – при этих словах Бафомет Питонович сжал ладони и потер их, как бы предвкушая удачу.

– Фух, – выдохнул я, – успокоили. А что это за фраза была про смерть?

– Тебе понравится! – продолжил он. – То есть, я имею ввиду, что это – интересно. Видишь ли, у нас нет полной уверенности, что ты ради общего блага согласишься побыть двенадцать лет в овощном состоянии. Тем более, когда есть риск – не выйти из него никогда. Поэтому мы решили тебя простимулировать.

– Шантажом? – спросил я.

– Что ты! Нет необходимости в таких грубых методах. Мы будем стимулировать тебя напрямую. Поэтому я сразу предупредил, что в инструкциях и объяснениях нет никакой нужды. Мы уже внедрили тебе через мозговой канал программу, которая поощряет два базовых стимула. Мы называем их «жизнь» и «смерть». Большего и не нужно. Приближение к цели – это жизнь, отдаление – смерть. Ты сам захочешь помочь нам, Тэо. Отклоняясь от задачи, ты будешь приближаться к смерти. К сожалению, имитировать смерть мы пока не научились. Поэтому смерть будет самая настоящая. Просто уходи от смерти, и все будет окей!

– А что значит, «смерть будет настоящая»? – я решил уточнить, хотя догадывался, о чем речь. К этому моменту я уже чувствовал омерзение по отношению к обоим собеседникам.

– Ты, что, под дурачка косишь? Хочешь знать, что такое смерть? Поверь, дружок, никто этого знать не хочет. Уж я то знаю. Но ты не волнуйся. Как только ты найдешь 2И, по нашим расчетам твое сознание просто отрубится. Куда уж гуманней?

– А как Вы поймете, что все получилось? – спросил я.

– Твой мозг перестанет функционировать, ты станешь чистым проводником для нашего контакта с 2И.

Меня переполняли эмоции – страх и отвращение смешивались с любопытством и обреченным отчаянием в кроваво-темный леденящий душу коктейль.

– Зачем вам все это? – спросил я, не ожидая ответа. Но на этот раз «в кадре» появился сам Велиал Маммонович.

– Ты, правда, думаешь, мы понимаем, что делаем? – спросил он. – Если бы мы знали, что такое 2И, нам не понадобилось бы его создавать. Ты знаешь, что такое эксперимент? – не дожидаясь моего ответа, он продолжил. – Это, – когда исследователь мутит компоненты, а потом смотрит, что из этого получится. Может получиться «бум», а может – «вау». Мы не знаем, как устроен 2И. Ты до сих пор не понял, в каком обществе живешь? Мы готовы рисковать не только своей жизнью. Мы готовы рисковать жизнью всего живого. И все ради смысла. Мирянам проще – они живут ради выживания. Но мы-то уже выжили! Расплодились. И что же нам делать?

«Выпить яду, – подумал я, но говорить вслух на всякий случай не стал».

– Богатство, – продолжил Велиал Маммонович, – все тот же смысл ради выживания. Только богачи по-настоящему знают, как бессмысленна жизнь. Но этот проект дает мне надежду. Я чувствую азарт! Теперь у нас есть шанс получить ответы на все вопросы. И ради этого смысла мы готовы на все!

– Велиал Маммонович, – сказал я, – а может вам пойти… в мир? Стереть память? Позабыть все терзания? Откроется множество смыслов: хорошая работа, машина, дача, жена…

Толстяк участливо улыбнулся.

– А знаешь, Тэо, такие случаи среди модераторов бывали.

– Правда? – удивился я. – Ну, так вот же оно – счастье… – решение всех проблем!

– Чем кончаются такие решения всем известно, – ответил Велил Маммонович. – «Матрицу» видел?

– В смысле? – переспросил я.

– Художественный фильм такой. «Наши» проплатили.

– А-а, – вспомнил я, – нормальный фильм. А что?

– Был там такой мужик – Сайфер… – тоже хотел «вернуться». В итоге обломался. А вот молодой человек по кличке Нео пошел до конца, и узнал много интересного. Мне такой подход больше нравится. Вдохновляет! – сказал он бодро.

После этой речи в голове у меня все смешалось. Я вдруг понял, что Велиал Маммонович реально считает себя продвинутым исследователем-первопроходцем в новом мире – целеустремленным луноходом на поверхности безумия.

– Если вам хочется пойти до конца, – сказал я, – может, тогда лучше вам самому подключиться к 2И?

– Конечно, так было бы гораздо лучше. Но сегодня, Тэо, в роли Нео – будешь ты. Потому что я не хочу ждать двенадцать лет, пока 2И адаптируется к моим мозгам. Ты будешь моим проводником – пустым и чистым, как заводское стекло.

«И не подкопаться, – подумал я. – Кажется, мне его не переубедить?!»

Я хотел сказать что-то еще, но теперь и мышцы лица не желали мне подчиняться. Только глаза до сих пор слушались.

– Спасибо за этот приятный разговор, Тэо.Я искренне рад, что ты не злишься за то, что нам пришлось тебя обездвижить. Вскоре тебя ждет небольшое путешествие, а после – двенадцать лет покоя.

Бафомет Питонович несколько раз подходил и что-то ковырял у меня за головой.

– Кстати, – сказал он мне, – чуть не забыл, сейчас про тебя по ящику передача будет! Так что, пока все не началось, не скучай – развлекайся!

Он протянул руку, и подтащил прозрачную панель гипнотизатора. На экране появилась заставка новостей LiezNewz. Заговорил диктор:

– Тэо Ботов погиб при осуществлении теракта в лаборатории TotalRobotics. Его отец Михаил Ботов задержан по обвинению в соучастии. Мы пригласили в студию известного врача-психоаналитика Асмодея Фобского. Интервью берет Мила Забаксова.

– Асмодей, что вы можете сказать о случившемся? – спросила телеведущая.

– У мальчика была конкретная шиза, и это уже доказано.

– Это медицинский термин?

– Это – лишь способ говорить о фактах.

– И чем, по-вашему, была вызвана эта шиза?

– Понимаете в чем дело, пациент этого, конечно, не помнил, но в раннем детстве отец его бил и всячески подавлял его детскую психику. В итоге мальчик рос замкнутый, застенчивый, недолюбленный, с сильнейшим неврозом на почве собственной неполноценности. Ребенок чувствовал себя так, словно он какой-то не такой, словно все вокруг него нормальные, а сам он – неправильный. Мальчик был заброшенный, ощущал себя дефектным ничтожеством. Со временем, чтобы хоть как-то компенсировать эту свою убогость,у него появилась навязчивая идея будто он – вовсе не убожество, а наоборот – особенный, будто какое-то божество.

– Боже мой, – выдохнула телеведущая. – Вы говорите, мальчик был убогим? Или он только чувствовал себя убогим?

– Это одно и тоже. Когда ребенок ощущает себя убогим – убогим он и растет.

– Звучит как клеймо.

– А что поделать? Такова правда жизни.

– Вы так жизненно описываете, – говорила телеведущая, – словно и сами переживали подобное… или вы просто фантазируете? Простите, – поправилась девушка, – теоретизируете?

Врач одарил ее презрительным взглядом и продолжил:

– Я совершенно нормальный и здоровый человек. Иначе не смог бы работать в клинике оздоровления. Мы должны демонстрировать пациентом пример душевно здоровой личности. Пациента лечит не столько техника, сколько личность врача.

– Интересный подход. Вы говорите, у Тэо Ботова была шиза на почве убогости…

– И это еще не все, – врач перебил телеведущую. – Мы раскопали историю его болезни. У мальчика была и другая, куда более страшная шиза…

– Вы меня пугаете.

– Это действительно страшно. И окружающим очень повезло, что его психика подавила эти переживания так глубоко, что пациент не отыграл их на обществе. Эта – более глубокая шиза связана с другими событиями его детства, о которых мальчик, разумеется, тоже ничего не помнил.

– Мне даже страшно предположить, что это может быть…

– Давайте опустим эту неприятную тему. Цензура все равно вырежет.

– Пожалуй, – согласилась телеведущая. – Но у меня остается ощущение какой-то незавершенности.

– Я порекомендую Вам отличного гештальт-терапевта, сейчас визитку найду.

И врач начал с серьезным видом копаться в черном портфеле.

– А может, вы хотя бы намекнете? Цензура у нас либеральная, и на всех телезрителей терапевтов не хватит.

Он перестал копаться в портфеле и заговорил:

– Тэо Ботов – полный псих, и этим все сказано. Понимаете? Псих! В самом настоящем, уродливо-позорном смысле этого слова. А вы знаете, что такое «псих»? Это, когда человека уже ничто не спасет. Вот вы с ним говорите, и вроде он кажется вам нормальным и даже местами занимательным собеседником, но почти сразу возникает такое поганенькое ощущение, словно что-то с ним не то, ощущение какой-то странной тревоги. И тут вы со всей ясностью понимаете, что перед вами – самый настоящий психопат! Я бы даже сказал – психический урод… человек, чье восприятие настолько пропитано его убогими проекциями, что достучаться до трезвого разума, не представляется никакой возможности! Вы говорите с ним, а он смотрит на вас так, словно целит холодной иглой вам прямо в мозг!

– У вас к нему как будто личная неприязнь?

– А чего Вы от меня ждете? Я – нормальный человек, и способен на нормальные переживания. Когда я вижу психа, мне, как и любому другому хочется уйти как можно быстрее и дальше, и больше никогда не возвращаться…

– Как же вы работаете? Вы ведь по долгу службы ежедневно имеете дело с патологией?

– Мы в клинике – не святые и не обязаны любить своих пациентов. Мы просто делаем свою работу. С годами привыкаешь, и уже ничего не чувствуешь. Больной – он и в Африке больной. Значит, его надо лечить. Некоторые больные – неизлечимы. Таких мы изолируем. Ведь из любой проблемы всегда есть три выхода: первый – взять на себя ответственность и начать что-то делать. Второй – невротический – обидеться. Третий – пойти и застрелиться. Люди в общей массе не больно-то хотят брать на себя ответственность. В итоге остается только два выхода: застрелиться, а потом еще и обидеться.

– Обычно в качестве третьего выхода говорят о смирении, – заметила телеведущая.

– Милочка, ну кому вы рассказываете? О каком таком смирении в нашем обществе может идти речь? Вы хоть раз видели смиренного человека без смирительной рубашки? Есть, конечно, убожества, которые корчат под святых, просто потому, что у них не хватает духу взять и начать что-то делать. Кишка тонка! И вот, вместо того, чтобы честно признать, что я – слабый, лох и трус, человек начинает рассуждать о смирении. Пускается в философские искания. Меня такие люди откровенно раздражают. Вместо того чтобы взять и сделать, человек начинает рассуждать – «а что если…», – и пошло-поехало. И так вся жизнь проходит.

– Какое меткое наблюдение! – ответила телеведущая с неподдельным восхищением. – Не зря колонка с вашими статьями так популярна в сообществе домохозяек.

Врач ответил угрюмым взглядом.

– А что Вы думаете о ныне популярном, среди наших телезрительниц сериале «Порви меня, если сможешь»?

– Сериал, как и все телевизионные вещи – далек от действительности. Все герои – безответственные невротики, индульгирующие на почве своей нереализованности, и от того, корчащие из себя звезд.

– Браво! Какая меткая мысль! Меня поражает, как просто и как точно вы все объясняете!

Асмодей Фобский снова угрюмо глянул на телеведущую и продолжил:

– Последние годы я смотрю «Поимей меня сзади». Вот этот сериал действительно заслуживает внимания. Главный герой – доктор Хлори плюет на мнение толпы, совершает массу ошибок, и действует открыто, не считаясь с мнением окружающих. Рискуя жизнью, он движется своим путем напролом, при этом пробивая себе свой путь, – доктор сделал два акцента на «своим» и «свой». –Он всем диктует свои правила и обретает массу подражателей!

– Кстати, я заметила, у Вас такой же галстук…

– Hangman – это не просто марка – это стиль жизни. Возможно, вы читали мою статью о перчатках…

Экран погас.

– Все готово! – послышался голос Бафомета Питоновича.

– Приступаем к загрузке, – ответил ему Велиал Маммонович.

– Есть! Начинаем обратный отсчет: пять, четыре, три, два, один. Запускаю!

– Ну что, избранный, – обратился ко мне Бафомет Питонович, – прощайся с жизнью. Я серьезно. Вряд ли мы снова увидимся. Процесс не остановить, и обратной дороги нет.

Я ощутил теплое уплотнение на затылке. Переживание непрерывно усиливалось. В уме беспорядочно крутились мысли обо всем подряд. «Я не попрощался с отцом… Сказка с прекрасной Соней оказалась постановочной… Я больше не увижу ребят из корпуса… Зато я увижу смерть… Я не понимаю, что происходит! Это все не настоящее! Это все – очередной сон…»

– Баф, это что за хрень?

– Велиал Маммонович, вы про что?

– Это твои команды в консоли?

– Мои!

– Ты спрашивал 2И: «что такое Бог?»

– Ну, да… это же всем интересно! Разве нет?

– Ты, что совсем одурел? Какого хрена ты ввел эту задачу сорок восемь раз? Ты не понимаешь? Сейчас 2И будет объяснять Тэо сорок восемь раз, что такое Бог!!

Лицо Бафомета Питоновича приобрело бледно-синеватый оттенок, и он испуганно посмотрел на меня.

– Но я думал…

– Думал?! Не льсти себе молокос! Думать тебе не дано. Ты же парня загубил!

– Но это же вы придумали…

– Заткнись! Кто и что придумал, я тебе, выдумщик, сейчас подробно объясню. А если не дойдет, отправлю додумывать в застенок на поверхность, пожизненно.

– Нет! Я все понял!

– Ты тупо забыл обнулить консоль? Главное, чтоб ему от твоих вопросов сейчас мозги не выжгло. Ты же команду на переключение в состояние проводника ввел в последнюю очередь. Значит, сейчас Тэо будет получать ответы на все твои вопросы лично. А мы ничего не узнаем. Что ты тут понаписал? Мать моя дорогая… А это-то зачем? О Боже…

Ощущение плотного тепла на затылке достигло невероятной интенсивности, и вдруг меня всего пробрало вспышкой света. Затем, я увидел, что стою посреди небольшой комнаты, покрытой сантиметровым слоем пыли. Тело подчинялось, я мог двигаться, и вскоре обнаружил, что нахожусь в нашем с отцом загородном доме. Но что-то было не так. В доме не было жизни…

© Игорь Саторин

Отрывок из романа «Механический Бог»

Скачать полную версию книги бесплатно можно на этой странице

При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.

  • Митра

    Пока не стал читать эту любимую главу… до этой главы почти дошел в книге… не далеко уже.. так что перебивать аппетит не решился ))

  • Игорь Саторин

    И правильно

  • Светлана

    Игорь, прочитала треть Вашей любимой главы, приятно заинтригована. Даже не хочу продолжать, хочу почитать эту книгу.
    Я сегодня случайно попала на Ваш сайт, «снимаю шляпу».
    Крайне интересное пространство! Наконец-то я нашла созвучную мне среду. Огромное Вам спасибо за блог!

  • Игорь Саторин

    Захотел повесить транспарант с надписью «welcome».)

  • Degra

    Новые статьи…
    Да, иногда не хочется заниматься «саморазвитием», а только почитать, что там ещё написал Игорь Саторин. Как киношку посмотреть, развлечься. Да прокомментировать.

  • Ольга

    Отлично понимаю, что значит «нет настроения писать новые статьи». У меня последнюю неделю то же самое — последние пару раз спасалась любимыми притчами)

  • Ольга

    А главу не стала читать — роман заинтересовал. Начну уж с начала, как только текущие книги дочитаю)

  • Ли Ла

    на днях выплатила одну пятую кармического долга) как-то трудно в моем окружении с потенциальными благодарными читателями. А в общем, пришла к такому выводу после нескольких попыток порекомендовать просто Ваш сайт или даже конкретные статьи: если человек нуждается в информации, в совете или помощи и действительно хочет их получить — он сам найдет эту информацию. Чаще же возникает впечатление,что люди культивируют свои проблемы ради самих этих проблем, используя их как способ привлечения внимания окружающих, и, конечно,всякие рекомендации оказываются не интересны.

  • aramais321

    спасибо! отличная книга!!!!